Зовём в музей на свадьбу!


Сейчас ни для кого не секрет в какой очерёдности следует подготовка к свадебному процессу, как проходит само торжество, как должны вести себя молодые, родители, гости – все пиршества разворачиваются по накатанному сюжету, как пелось в одной известной песне: «а эта свадьба, свадьба, свадьба пела и плясала и крылья эту свадьбу вдаль несли, широкой этой свадьбе было места мало, и неба было мало и земли…». А вот интересно, догадываетесь ли вы, что раньше проходило вся вереница таких событий совсем по-другому, и не всегда радостно это всё было.  Свадьба у наших далёких предков было одним из основных этапов жизни, после рождения. Во Владимирской губернии был свой особый порядок торжественного сватовства. Сговор жениха и невесты по заведённой традиции делали на сходбищах молодых парней и девиц. На них юноши выбирали себе будущих невест. Жених тут же спрашивал согласия невесты, и, едва получив его, объявлял об этом решении родителям. На следующий день в родительский дом девушки присылали сваху, которая, получив положительный ответ отправлялась к родителям девушки, и спрашивала, сколько они готовы взять с жениха деньгами «на стол», то есть, в пользу невесты. Эта сумма составляла от 15 до 100 рублей серебром. Выслушав все условия свадьбы, сваха передавала полученные сведения родителям жениха, которые приходили в дом будущей родни следом за свахой. Важной частью свадебного процесса было рукобитье, которое заключалось в том, чтобы окончательно сговориться о свадьбе, по правилам, это было в доме жениха, как только родители невесты приходили к будущим родственниками, они молились, а после между отцами совершалось рукобитье. После сговора обряд – пропивания невесты, на это событие сходились и подружки невесты, которые поддерживали её во время исполнения свадебного плача и песен. Спустя несколько дней жених ехал в дом невесты «на сиденье», куда привозил гостинцы: пряники, орехи, обувь и несколько банок помад. После первого сговора каждый вечер в доме невесты вплоть до самого девичника, называемого во Владимирской губернии – поужинкой, собирались девушки. Первыми в дом приходили родственники, пока гости съезжались, то каждого из новоприбывших девушка принимала со свадебными плачами. Горькие песни продолжались и во время праздничного ужина, девушка покрывала себя с головы до пят платком, становилась в центр избы и, исполняя плачь, выбирала себе провожатых в свадебный поезд. Когда после ужина родственники расходились по домам, за стол садились подруги невесты, и вместе они пели грустные прощальные причеты. После ужина невеста брала за руку свою лучшую подругу или младшую сестру, сажала её возле себя, снимала с головы платок и причитала. Перед свадьбой все подруги ночевали у невесты. Ранним утром накануне свадьбы, едва колокола ударяли к заутрене, девушка, не зажигая огня, накинув на голову платок, обращалась к матери, затем с плачем она обращалась к крёстному отцу, который тоже оставался ночевать в доме кумы.  Невеста вместе с крёстным шли к заутрене, следом за ними шли подруги, а мать с отцом оставались дома. В церкви обязательно служили молебен во здравие невесты. Из церкви подруги провожали девушку домой, после чего расходились переодеваться в праздничные наряды. Вернувшись, они рассаживались по лавкам в ожидании свадебного поезда. Перед этим — подругам полагалось украсить горницу. Для этого они приносили с собой заранее подготовленную… ёлку! Её украшали лентами и восковыми свечами. Дерево устанавливали в центре стола, за которым на лавке, устланной шубой, сидела невеста. По прибытию свадебного поезда первым в дом заходил дружка и просил девушек выйти из-за стола. Они же, не обращая на него никакого внимания, продолжали петь песни, пока он стоял в томительном ожидании. Затем девушки объявляли ему, что даром места никому не уступят, и ему следовало бы сходить за выкупом. В горницу входит жених и вносит подносы расписные с дарами и клал перед каждой девушкой по одному-два пряника. Но никто не обращал на жениха никакого внимания, до появления тысяцкого, который клал уже перед каждой девушкой до 1 рубля серебром. Если сумма девушек устраивала, то они выходили из-за стола и целовали невесту. Затем она брала со стола ёлку, подходила к матери, которая всё время стояла у печки.  Мать ставила дерево в угол и разрешала крёстному отцу невесты посадить дочь между отцом и свахой на лавку. Последняя начинала расплетать косу девушки, пока та исполняла плач. Невесту начинали одевать к венцу, и девушка затягивала последнюю часть обрядовой свадебной песни. Родители благословляли жениха и невесту, и свадебные поезда отправлялись в церковь.

Домашние животные, такие как кошки, тоже участвовали в выборе жениха! Смотрели, как будущий супруг обращается с животными, если плохо, то и жену свою будет гонять. Была так же примета, если, родня замечала, что дочь засиделась в девках, то обязательно надо было пристроить 7 либо котят, либо бездомных кошек.

В селениях Владимирской губернии существовал особый праздник – Юнины (у нас принято называть Красная горка) – оно отмечается в первое воскресение после Пасхи. Накануне праздника, в четверг, молодожёны шли к родителям жены и оставались там у них на три дня. В субботу возвращались и просили прибыть в дом зятя на Юнины. Отказывать в приглашении не полагалось, сколько ни предстояло хлопот по хозяйству. В воскресение всё семейство, от родителей до сестёр и братьев прибывало на обед к новым родственникам.

В славянском язычестве Красная горка была праздником, посвященным весне — время пробуждения, рождения нового. Вот и стало приметой — «рождать» новую семью на Красную горку (в этот день также сватались, устраивали смотрины невест, устраивали сговоры о браке). Да и сам праздник Красная горка был по преимуществу женским, девичьим. Фомино воскресение в христианстве было первым воскресением после Великого поста, когда можно было венчаться и заключать браки. Благодаря соединению языческой и христианской традиции родилась такая примета — «кто венчается на Красную горку, те никогда не разведутся». Сейчас наступил апрель-месяц, и мы приглашаем всех молодожёнов на интересную свадебную церемонию, которая проходит у нас – в Юрьев-Польском историко-архитектурном и художественном музее. Вас ждут яркие и незабываемые впечатления, костюмированные ведущие, любимый персонаж всех русских преданий – Медведь – батюшка, незыблемость старорусских традиций, фотографирование в экспозициях музея и на фоне настоящей кареты, мы всегда Вам рады! Зовём в музей на свадьбу!