Святослав III Всеволодович


Юрьев-Польский музей обязан своим существованием первому  удельному князю нашего города  Святославу III Всеволодовичу именно он является строителем  уникального монастырского комплекса, где находятся сейчас экспозиции и фондохранилища музея. Не будь  этого монастыря в городе, вряд ли  городские власти, построили специальное здание под музейные экспозиции. На дату основания музея 7 ноября 1920 года в городе  было бедственное положение, фабрики и заводы национализировали, опытных специалистов разогнали, тех, кто остался,  отстранили от управления, а собственного опыта у новой власти еще не было. Да и дальнейшие события не сулили развития музейного дела в городе. Взор руководства пал на Михайло-Архангельский монастырь. Монастырские постройки с мощными стенами, обширными помещениями храмов, изразцовыми печами, погребами, складами, другими подсобными помещениями, как нельзя лучше подходили для хранения и показа музейной коллекции. Именно толстые монастырские стены и замкнутая  территория, образовали неповторимую атмосферу  загадочности, древности, таинственности музейного мира. Нам кажется, что князь Святослав III оставил нам достойный дар и дал  жизнь музею,  а музей в свою очередь  с большой благодарностью  относится к его светлой памяти.

    Размышляя о судьбах, наших соотечественников, живших  в далёкие времена, непременно чувствуешь тонкую связь с ними. Радуешься их счастью и огорчаешься до боли в сердце неудачам, скорбишь об их утратах и потерях.   Много святых возрастила Русская земля. Это древо святости возрастало от праведного корени равноапостольного крестителя Руси Владимира. Благочестивой отраслью, которого явилась светлая личность князя Святослава Всеволодовича. Его судьба вобрала в себя судьбы многих русских православных князей стойких, благочестивых, любящих Бога и своё отечество. На его долю выпало тяжелейшее время междоусобных войн и распрей.

    Сын  Великого князя Всеволода Георгиевича (1154-1212)   родился 26 марта 1196 года в самом сердце святой Руси в городе Владимире. В сороковой день по рождении  родители принесли младенца в церковь для совершения над ним святого крещения. Во время таинства, младенца нарекли  именем Гавриил. До трёх лет княжич жил при матери, почитавшейся современниками святой. Летописцы называли её  русскою Еленою, второй Ольгой. Именно в младенчестве мальчик впитал с молоком благоверной матери любовь к Богу. Детский ум цепкий, сердце чистое всё увиденное и сказанное воспринимается на веру без сомнений и раздумий. Видя добрые дела матери, её любовь к молитве и церкви Божией, маленький Святослав старался подражать ей во всём. В княжеских хоромах дети слушали рассказы родителей о чудных храмах и монастырях Византийских. Ведь их отец восьмилетним отроком вместе с вдовствующей матерью был выслан сводным братом Андреем  в Константинополь, где император Мануил Камнин принял их с честью, пожаловав в их распоряжение Дунайскую область. Усердно учился Всеволод разным наукам и премудрости у императора и своей матери греческой цесаревны Елены.  Из Царьграда Всеволод вернулся пятнадцати летним юношей, а, став Великим князем, он украшал Стольный град Владимир многими церквами.

    Спустя год после  рождения своего седьмого сына Святослава — Всеволод освящает дворцовый изумительной красоты собор в честь своего небесного покровителя Дмитрия мироточивого. На северном фасаде по заказу ктитора резчики высекли   камне  портрет княжеской семьи, где центральное место принадлежит Великому князю Всеволоду и маленькому Святославу сидящему по своему младенчеству на руках у отца в окружении старших братьев. Один из древнейших русских монастырей Богородице — Рождественский был основан Всеволодом на пять лет раньше Дмитриевского собора. Княгиня прилагает к трудам своего мужа  ещё одну святыню, дожившую до наших дней это Свято-Успенский княгинин монастырь, который послужил ей последним прибежищем, там она принимает постриг с именем Марфа, там и почивают её мощи. К тому же Всеволод был мудр и осторожен, предпочитал мирные пути войне, старался завести дружеские отношения с соседними княжествами, особенно с Муромским. Оба княжества Владимирское и Муромское  соприкасались на большей части своей   границы. Муром считался верным стражем восточных границ, сдерживал на рубеже врагов. Начало Всеволодова княжения совпало со смертью князя Муромского Юрия. Муромский престол по закону перешёл старшему сыну Владимиру (Павлу), младший же брат его Давид – (Пётр) жил при нём. Это он Пётр спас от бесовского наваждения жену старшего брата, поразив злыдня Агриковым мечём, а тот, умирая, обрызгал его кровью, отчего и напала проказа на блаженного князя. Избавиться от струпьев помогла ему прекрасная Рязанская девица Евфросиния – (Феврония), но окончательное исцеление было получено только после свадьбы. На поединок с оборотнем он вышел ради своего старшего брата. Тем самым он показал пример служения ближнему и готовности помочь ему, рискуя жизнью.

    Кроме этого с Муромскими князьями Всеволода связывали общие корни, которые уходили к их  предку Ярославу Великому.  Да и оба князя подходили Всеволоду по нраву и уму. Всеволод дорожил этой дружбой, он был уверен, Давид в любую минуту встанет на его защиту. Летописцы утверждают, что не только Давид-Пётр оказывал Всеволоду  военную помощь, но разделял с ним радостные события. В  1187 году  Пётр приезжал во Владимир на брачный пир. Всеволод выдавал замуж старшую сестру Святослава. В деяниях  и поступках своих родителей Святослав видел пример христианских и царственных добродетелей. Но не прекращающиеся междоусобные и внешние войны заставляли Великого Всеволода не раз привлекать  своих детей к участию в походах. По закону того времени пятилетних княжичей   отец сажал на коня, совершая торжественные постриги, и воспитание переходило в мужские руки. Святослава отец посадил на коня на четвёртом году жизни. Торжество проходило в городе Владимире на соборной площади прилюдно. Почётных гостей Великий князь щедро одарил, простым гражданам было приготовлено великое угощение.

   Скороспешное посвящение в князья маленького Святослава было вызвано неспокойной обстановкой в вольном Новгороде. Стремясь достигнуть объединения княжеств, Всеволод по просьбе Новгородцев посылает к ним на княжение своего совсем ещё малолетнего сына. От имени княжича правили владимирские бояре, которые не в силах были справиться со своеволием новгородцев. С этого времени  начинаются страдания мальчика. В таком раннем возрасте Святославу пришлось столкнуться с несправедливостью, интригами, коварством, всё это тревожило ум маленького князя, который всеми силами детской души  старался примирить старших братьев, бояр, гордых новгородцев, получая в ответ тумаки и подзатыльники.  Чувствуя своё бессилие, чуткий ребёнок изливал свою скорбь Богу в чистой молитве.

    Начавшийся 1206 год  казалось, не предвозвещал ни чего плохого. На границах было спокойно, новгородцы выгодно торговали с заморскими купцами. С 1 января пошёл седьмой год  Святославова княжения, а 26 марта новгородцы готовились праздновать десятилетний юбилей юного князя. Но как говорится, человек предполагает. Великим Постом на Святослава обрушиваются новые испытания.  2 марта он узнаёт о болезни  матери, 19  о её блаженной кончине. На утро следующего дня с юга Руси приходит известие о ссоре  с варягами. Всеволод, опасаясь за жизнь младшего сына, забирает его в родительский дом, а Новгородцам присылает старшего Константина, объясняя это словами, «что отрок Святослав ещё не в силах быть их покровителем». В семейном кругу, хотя и без дорогой матери Святослава поздравили с днём рождения, а через несколько дней княжеская семья встретила Пасху.

    В  августе следующего года по призыву отца Константин с новгородской дружиной ходил в поход   на Рязань, в котором первым помощником был  Муромский князь Давид-Пётр. Петру  была поручена сложнейшая миссия обличителя рязанских князей в измене. В награду за победу в этом походе Всеволод пожаловал Петру город Пронск. Константина же отец оставил во Владимире. А Святослав, помолившись над могилой любезной матери, в сопровождении бояр отправился в далёкий Новгород. Возвращения на престол юного отрока дожидался Мстислав Торопецкий, чтобы свергнуть с княжения Святослава и получить власть. Своими льстивыми речами «Удалой» пленил новгородцев, и они объявили его князем, а горемыку Святослава вместе с боярами заключили в архиерейском доме. Узнав об этом,  Всеволод посылает Константина во главе рати на выручку младшего брата. Боясь смерти юного Святослава, Всеволод предложил мир, и рати разошлись, не обнажив мечей. Константин вернул Святослава отцу.

    Тем временем в доме отца готовились к свадьбе Великого Всеволода. Будущая мачеха Святослава была дочерью князя Василия Витебского Анна. Таинство венчания состоялось в 1209 году. Крайне тяжело, вероятно, было на душе у Святослава. Отец был для жениха в преклонных годах, ему шёл 56 год, да к тому же частые военные походы напрочь подорвали силы и здоровье. Чувствовал это и отец. Незадолго до смерти он собирал всех своих сыновей, чтобы торжественно объявить наследником Великокняжеского престола своего первенца. Константин, потребовал от отца, чтобы и Ростов был его владением. Разгневанный непослушанием сына Всеволод назначает своим наследником князя Георгия,  Святославу достаётся  город Юрьев-Польский. 15 апреля 1212 года отец умирает. Святославу только что исполнилось 16 лет. Оставшись без отца и матери, юноша ищет «где главу приклонити». Брат Георгий был ближе к сердцу Святослава, и разница в возрасте составляла всего лишь девять лет, да и старшинство по благословению отца перешло к нему. Для Святослава Георгий стал вместо  отца. Трудно сейчас реконструировать этот период  жизни князя Святослава. События после кончины отца развивались быстро, летописцы оставили нам на их взгляд только важнейшие из них. Вероятно, перед отъездом Святослава в город Юрьев-Польский Георгий засылает сватов к Муромскому князю Петру с просьбой отдать замуж   дочку Евдокию за  князя Юрьевского Святослава. Евдокия мечтала посвятить своё девство небесному жениху. Природные наклонности, благочестивые упражнения, глубокие размышления влекли её на иной путь — монашеский. Но за послушание  воле родителей девушка даёт согласие вступить в брак с юным князем. Пётр не замедлил дать положительный ответ Георгию. Святослава он знал с самого рождения, видел его благочестие, послушание и храбрость. Не записали летописцы, где проходил свадебный пир, и были ли на нём все братья  Всеволодовичи. Святослав, как и в детстве, старался примирить старших братьев, напоминая им предсмертное благословение матери жить в любви между собой, возвеличивая трудами память предков. Вероятно, Святослав надеялся, что его женитьба, послужит ещё одним поводом для примирения старших братьев. Но, судя по летописным записям, свадьба не остановила тягу к власти ни у Константина, ни у его любимого брата Георгия. Всё-таки молодому князю не удалось примирить своих старших братьев.

    В Юрьев-Польский новобрачные отправляются вместе. Вскоре Великое княжение Суздальское разделилось надвое. Борьба братьев за единоначалие закончилась кровопролитной битвой на реке Липецы  близ города Юрьева-Польского. Младшим Всеволодовичам ни чего не оставалась, как участвовать в разборках старших братьев. В этом кровопролитии Святослав и самый младший из братьев Иван встали на сторону Георгия и Ярослава, с ними воевал верный соратник Муромский князь Давид (Пётр) тесть Святослава.

    Летописцы оплакивали эту страшную сечу, в которой сын шёл на отца, брат на брата. За один день 21 апреля 1216 года в этой сече погибло 9233 русских воина. Некоторые историографы полагают, что это только с Владимиро-Суздальской стороны, а если и, правда, так! То страшно даже подумать, сколько полегло русских людей.  А всё только ради того, чтобы одному быть сильнее другого. Князя Святослава в этой битве Бог спас от острого меча. Он остался в числе немногих выживших в этом кровопролитном сражении.  Вернувшись в Юрьев, князь собрал всех оставшихся в живых для погребения мёртвых. Кто находил своих близких, тех увозили в родные могилы, а остальных погребали прямо на поле липецкой битвы. Такого страшного зрелища трудно представить. Народ горько оплакивал павших, священники совершали отпевание воинов, женщины и дети отгоняли стаи чёрных птиц от тел погибших.

    Постепенно мирная жизнь возвращалась у Святослава и Евдокии родились двое детей  дочь Болеслава и сын Димитрий. Став отцом, Святослав подавал детям пример личного благочестия. Князь старался править мирно. Он не хотел с оружием в руках добывать себе власть, по-прежнему слушался  старшего брата Георгия, который всё же помирился с Константином за год до его кончины.

    Между тем покой на государственных границах нарушали волжско-камские булгары.  Старший брат по праву Великого князя снарядил войско, во главу которого поставил Святослава. К Святословову войску присоединяется дружина его друга и тестя Пётра Муромского. В помощь своему зятю благоверный князь Пётр даёт своего младшего сына тоже Святослава и юного внука от старшего сына Юрия — Олега. В этом военном походе внук святого князя Давида – Петра молодой княжич Олег Юрьевич погиб. Князь Святослав воевал не для корысти, а для правды, ободрял свою дружину в битве, говоря «За нас Бог и, правда». Очень важно было для князя победить неприятеля.  Поражение в войне грозило взорвать изнутри сложную политическую ситуацию. Молился князь, как в детстве эта молитва укрепляла его. В этой битве неприятельское войско потерпело поражение. Святослав с дружиной под знаменем Великого князя Георгия возвращался домой с победой. Во время возвращения на родину, соратников постигло опасное испытание. Летним июньским днём на реке разыгралась сильная буря, воспользовавшись ситуацией, иноплеменники устроили засаду и с берегов обстреливали русских воинов. Святослав был близок к смерти. Как горько погибнуть, когда такой ценой получена в бою победа. Дома его ждала любимая жена и дети. В его ладье был князь Муромский Пётр с сыном и тело убитого княжича Олега, в соседней  его племянник Василий сын Константина, который шести лет остался сиротой. В других ладьях были чьи-то отцы, сыновья, мужья. Князь понимал, что мечи, кулаки и копья бессильны. Только святость побеждает всюду. И он, как всегда стал по детски молиться,   обещая Богу, что своими руками  иссечёт из белого камня крест. Вспомнил он слышанный в детстве  рассказ  отца, как его дяде — Андрею Боголюбскому, ходившему в 1164 году на камских булгар Господь  чудесным сиянием Креста показал  Свою помощь.

    Опасно и неразумно давать обеты Богу, исполнение которых не зависит от воли обещающих, Святослав мог сделать это, потому, что жизнь его была свята. Если многие потеряли надежду на спасение, то князь крепко верил, что много спасавший его Бог и сейчас услышит его мольбы. Вскоре  вмешался Божий промысел. Буря утихла, унеся далеко от берегов ладьи. Князь с дружиной целыми и невредимыми добрались до родной земли. В Боголюбове Победителей  с почестями встречал старший брат Святослава Великий князь Георгий. Князь Святослав благодарный за спасение, поспешил исполнить своё обещание. Своими руками он высек из белого камня честное Распятие Христа Спасителя с предстоящими. Справа Богоматери, двух жён мироносиц и Николая Чудотворца, а слева Иоанна Богослова, Лонгина сотника и Тихона Амафутского. Чтобы засвидельствовать своё авторство Святослав на гладко тесаном камне вырезал надпись из пяти строк гласящую о том, что сей крест, сделан князем Святославом в день памяти Иоанна воинника в лето 1224. С тех пор крест называют «Святославовым крестом». До нас не дошло подробных сведений о благочестивой жизни блаженной четы. Наверняка жили они мирно в уважении друг к другу и любви. Но заветная мечта о монашестве так и не оставила сердце благоверной княгини, хотя супружество Евдокии, любовь её к мужу и детям вовсе не препятствовали возрастанию её в духовной жизни. Повинуясь воле родителей и живя в супружестве, среди мира она надеялась достигнуть высоты нравственного совершенства. Спрашивала себя княгиня, совмещается ли с истинною любовью к Богу  естественная привязанность её к самым близким людям. Волновалась до слёз, разрешая это недоумение, много размышляла и молилась.  И всё-таки решилась сказать Святославу о своих тайных терзаниях, что выбрала она между Богом и им — Бога. Не тронули её и детские мольбы не оставлять их без материнской любви и заботы. И опять, как и 1206 году обрушиваются на Святослава скорбные известия. На светлой седмице 1228 года в Муроме скончался брат его благоверной супруги Святослав, на той же недели в одночасье умирают  дорогие его сердцу князь  Пётр и его супруга княгиня Феврония.

    В 1228 году, сообщает летописец: «Святослав отпусти княгиню свою по свету, восхотевши ей в монастырь, и дасть ей наделок мног». Опять осиротел князь. Остался  в возрасте тридцати двух лет с двумя детьми.  Но, имея глубокую веру в Бога, он смирился.

В памяти воскресли детские впечатления от торжества освящения храмов и монастырей, воздвигнутых трудами матери и отца. Святослав решил последовать их примеру. В городе Юрьеве князь начал строительство собственного  княжеского монастыря. Во Владимире, без всякого сомнения, был таким Богородице Рождественский построенный его отцом. Строительство шло споро плотники рубили церкви и келии дубовые, укладывая венцы в «лапу» и в «обло», украшая шлемовидные маковки осиновым «лемехом». Вскоре строительство было закончено, а сам монастырь освящён в честь Святого Архистратига Михаила. Русские князья чтили предводителя небесного воинства, как покровителя своих дружин.

    Сразу по окончании строительства монастыря, в 1230 году князь возводит неземной красоты собор в честь великомученика и Победоносца Георгия. О котором Тверской летописец писал «и созда ю  Святослав чюдну зело, резаным каменем, а сам бе мастер». Четыре года спустя церковь была закончена, что подтверждают, не скрывая своего восторга сразу несколько летописцев. «В лето 6742 (-5508=1234) Благоверный князь Святослав Всеволодович сверши церковь в Юрьеве святаго Георгия и украси ю паче инех церквей бе бо изо вне около всея церкве по каменю резаны святыя, чудны вельми, иже есть и до сего дни». Это грандиозное строительство требовало максимальных усилий князь приглашал резчиков  «со вся Русския земли». Артель резчиков возглавлял опытный мастер с Галичского княжества по имени Бакай, который дерзнул оставить свой автограф возле лика Спаса нерукотворного. Вероятно он же вырезал из камня портрет князя Святослава ктитора собора.

    Во время строительства храма князь водрузил памятный крест на северный фасад, а рядом с ним  вмуровал камень с граффити. Вообще-то писать на стенах храма строго возбранялось, однако надписи, не смотря на церковные запреты, резали и простые горожане, и князья. По мнению исследователей, эта надпись была сделана подчерком XIII века.

    Значимость Святославова креста подчеркнули  Летописи шестнадцатого века: «Российские Государи и Великие князи церковь сию чтуще, ю посещаху». Такое благоговение и почитание Георгиевского собора в то время было связано именно со Святославовым крестом. Тот же летописец зарегистрировал посещение церкви святого Георгия Михаилом Федоровичем Романовым  «ради поклонения кресту, сооружённому святым князем Святославом» приезжал самодержец. А, уезжая с Богомолья,  жертвовал «от своих царских щедрот и образа, свечи, и всякое церковное строение». Подарки, упомянутые летописцем, сохранились до наших дней.

    Непрекращающиеся внутренние смуты и междоусобицы подорвали мощь древней Руси, чем поспешили воспользоваться  иноплеменники. В феврале чёрная Батыева орда, разгромив на своём пути Рязань и Владимир, добралась до Юрьева, город представлял из себя страшную опустошительную картину. Ещё четыре раза иноземные захватчики превращали Юрьев в груду дымящихся руин. Летописцы говорят, что  Архангельский монастырь был превращён в пепел «Кельи выжжены, старцы высечены». Георгиевский собор Бог спас от татарского осквернения.

    Едва только князю Святославу донесли о набеге  татарских полчищ он тут же, снаряжает Юрьевское войско. Вместе со своим сыном, будущим схимником Димитрием они отправились на жестокую битву на реке Сити. В этой битве 4 марта 1238 года  множество русских полков были избиты захватчиками. Среди павших воинов любимый брат Георгий и другие  родственники князя Святослава,  омывшись от грехов своею кровью, остались лежать  в заволжских снегах. Святослав с сыном были спасены от Батыева меча. После внезапной смерти брата Ярослава в 1247году Святослав занимает великокняжеский престол, но не надолго. Вскоре уступив престол племяннику Михаилу Ярославичу, князь возвратился в свой любимый удел. Вернувшись, домой он начинает восстанавливать город  и монастырь почти, что с изнова. Спустя три года по утверждению летописца Святослав Всеволодович вместе с сыном  «ходи в татары». Последние дни своей многотрудной земной жизни князь доживает в монастыре в чистоте и покаянии, в посте и молитве. Преставился святой князь в вечный покой 3 февраля 1252 года. Сошёлся весь народ города Юрьева с жёнами и детьми в соборную церковь Святого Мученика Георгия, и началось надгробное пение среди всеобщего плача и рыдания. Тело его было положено в белокаменную раку в соборном храме устроенным им самим.

После кончины Святослава Всеволодовича Юрьев по праву перешёл в руки его сына, который семнадцать лет управлял княжеством, стараясь сохранить заповеди своего отца. Как  и  отец во всем помогал своим  братьям, известно, что в 1255 году Дмитрий Святославич с Юрьевским полком помог своему двоюродному брату Александру Невскому вернуть Новгородское княжение его сыну Василию.

    Летописи почти ничего не говорят  об этом князе, хотя известно, что он был женат и от этого брака имел сына Ярослав, и внука Ивана, которые впоследствии были Юрьевскими князьями.

    При дворе Юрьевских князей эпизодически, а может быть и постоянно, велась регистрация местных исторических событий. Очевидно, что в Архангельском монастыре имелось собрание рукописных книг, которые погибли в смутное время начала XYII века.  От древних рукописных актов до нас дошли немногие. Одним из них является кормовая книга, в которой упоминается о смерти и погребении в обители князя  Димитрия Святославича.

    Из старославянского рукописного текса мы узнаём, что в 1269 году перед смертью он принимает постриг от епископа Ростовского Игнатия. Привезённого из Ростова    сыном и женой замученного татарами двоюродного брата  Василия Константиновича.  Испросив благословения у Епископа на «долгий путь» он мирно умирает, тело его погребли в монастыре святого Михаила в Юрьеве.

    Оба  князя Святослав и Димитрий  названы святыми в старинных рукописных святцах.

Оставьте комментарий